Итоги рабочего месяца

Я только что вернулся с работы. Отработал три подряд ночные смены. Меня клонит в сон… Завтра я не работаю, надо перестраиваться на сон ночью, а это значит надо лечь как можно позже… Поэтому я, пожалуй, немного опишу здесь произошедшее в последний месяц.

После моего поста о первом рабочем дне, осталось впечатление как о сказке про Золушку, когда она стала жить с принцем «долго и счастливо». На самом же деле, «долго и счастливо» — это рутина, которая обычно следует за любым жизненным достижением. Но я своей рутины так и не дождался — мне предстоял экшн.

Работа, в целом, была гораздо проще чем та, которую я выполнял в прошлом. Намного меньше надо было работать мозгами, меньше ответственности, но больше физического труда.

Первые несколько недель мне предстояло пройти тренинг. Любой человек, принятый на любую должность в этой компании должен был пройти тренинг, и я не стал исключением.

Так как меня приставили наблюдать и вникать, я наблюдал и вникал. А это было очень просто. И главное минимум затраченной энергии. Со временем я стал больше участвовать, но опыта мне хватало с лихвой и я легко справлялся.

В основном, вся моя энергия уходила на дорогу на работу и с нее. И, если с работы мне надо было возвращаться в половине седьмого вечера, когда еще светло, то на работу мне надо было ехать к половине седьмого утра. А именно, из дома мне надо было выходить в половине шестого утра — в марте это еще темень — хоть глаз вырви.

Часть дороги, которая проходила через город до его окраины освещена, светофоры на Пембине практически все отключены в это время, так что ехать — одно удовольствие. После выезда за пределы города начинается веселье. Освещения никакого. В южном направлении дорога широкая и ровная, широкие обочины. Но погодные и природные условия даже из хорошей дороги могут сделать экстремальную.

Уж не знаю, гордиться этим достижением или нет, но за последние несколько недель мне довелось водить машину в таких условиях, о существовании которых я даже не мог представить. Так как на календаре была уже весна, то температура стремилась к нулю и выше него, но зима сдаваться не хотела, и сбивала столбик термометра как могла. В результате погода сходила с ума и творилось на улице чёрти-что.

Выехав однажды из дома, я обнаружил на улице густой туман. Туман был таким густым, что видимость в некоторых местах ограничивалась 20-30 метрами. В городе светло — фонари пробивали туман, создавая огромные расплывчатые светлые шары, поэтому я включил противотуманные огни и поехал. «Без проблем!» — подумал я… Но  я понял что был не прав, когда, выехав за границу города, оказался в абсолютной темноте.

Противотуманные огни утконоса прорезали всего несколько метров передо мной. Для полного понимания картины, добавлю, что с момента выезда из города и до въезда в Алтону вдоль всей дороги стоят знаки «Осторожно: олени». 

Ограничение скорости было 100 км/ч. Я поехал сначала 70 км/ч. Затем 80 км/ч. Проехав несколько километров я плюнул и поехал все 100 км/ч. Я подумал, что оленю будет все равно, на какой скорости его собьет машина, поэтому просто вцепился в руль и поехал. Примерно через две трети пути, туман стал рассеиваться, а на подъезде к Алтоне совсем пропал.

Я приехал на работу, зашел в раздевалку, помыл лицо прохладной водой, посмотрел зеркало и стал пересчитывать седые волосы, которые появились у меня на голове во время этой поездки. А вечером, сидя дома и перелистывая ленту в Фейсбуке, я умилённо улыбался вывешенным там фотографиям с ветвями покрытыми «фог-фростом» — последствиями тумана.

Другой раз экстрим был во время первой сильной оттепели. Два-три дня было очень тепло — 5-7 градусов тепла. При этом было очень ветрено. Снег, который ветром сдуло на трассу, растаял в течении дня, а потом, ударившие ночью морозы, заморозили образовавшуюся воду, превратив дорогу в каток. Это конечно было не на протяжении всей дороги, но таких участков было много. Отчетливо помню как тряслись мои поджилки, когда на скорости 100 км/ч ветер сдувал скользящую машину с дороги.

Можно продолжать описывать те случаи, когда не было вообще луны и была темень такая, что все огни утконоса не могли ее пробить. Или как ураганный ветер тряс машину в разные стороны. Но я лучше подведу итог и скажу, что ребята, которые наматывают километры по дорогам — а именно дальнобойщики и иже с ними, не зазря получают свои деньги…

После того, как я прошел тренинг в дневную смену, меня должны были перевести работать в ночную смену. Это было еще той задачей для меня — стокилометровая поездка после двенадцатичасовой ночной смены, была еще хуже чем ехать в темноте на работу. Поэтому я решил присмотреть для себя угол, чтобы спать между сменами, не возвращаясь в Виннипег. Я поинтересовался у начальника — Питера на этот счет. Он обещал что-нибудь выяснить.

Как мне и рассказывал Питер, местное меннонитское население не особо торопилось распахивать передо мной двери, а самый дешевый мотель запросил $57 плюс налоги за комнату в день.

В один из рабочих дней моей очередной «дневной недели» меня вызвал Питер. Он встретил меня в дверях своего кабинета и подготовил:

— У меня в офисе сидит молодой человек, который сдает комнату таким как ты.
— Замечательно. — ответил я.
— Он работает у нас, поэтому я про него много чего знаю. — Продолжил Питер. — В общем он забулдыга — алкаш, и вообще я думаю, что он там и чем посерьезней балуется.
— Ну и на фига ты меня к нему отправляешь? — удивился я.
— А у тебя другие варианты есть? — справедливо спросил Питер.
— Что верно то верно. — согласился я.

Мы вошли в кабинет. В углу кабинета уныло сидел парень примерно моих лет. Небритый, на голове спутанный клок волос. Одет он был в куртку странной ядовито-зелено и красной расцветки. По тому, как она выглядела, я предположил, что носит он ее с школьной скамьи.

Увидев нас, парень шмыгнул носом и смахнул соплю рукавом цветастой куртки. 

— Джентльмены, знакомьтесь: это Грег — Питер указал рукой в сторону парня. — А это Эли — он указал на меня.

Мы кивнули друг другу.

— Я вас оставлю наедине. Вы оба знаете о чем речь. Поговорите, я не буду вмешиваться. — Питер вышел и закрыл за собой дверь.

— Ну, ты это, комнату ищешь на съем да? — прервал тишину Грег.
— Да… типа того — ответил я.
— Есть у меня, короче, комната… кошкина… Ты кошек любишь? — Он смотрел на меня с абсолютно серьезным видом.
— Вообще, нет у меня с кошками проблем. — ответил я искренне.
— Ну, она у меня там играется… Если ты не против, она будет приходить и играться пока ты спишь…
— Да ладно. — пожал я плечами.
— Только у меня там кровати нет. — Продолжил парень.
— А где же мне спать? На кошачей подстилке что ли? — Удивился я.
— Ну, я могу достать.. кровать… — Сразу спохватился он.
— Доставай…

Мы договорились о цене, обменялись номерами телефонов и вышли из офиса. Хоть я и не стал с ходу отказываться, но мне не очень-то хотелось идти к нему в дом, после того, как я увидел как он сам выглядит. Я даже боялся представить как выглядит дом человека, который выглядит таким образом. Мысль о клопах в коврах и кровати стала закрадываться мне в голову. Воображение рисовало мне всевозможные картины замызганных жилищ, заваленные мусором.

Подошедший Питер прервал мои раздумья:

— Ну что, вы договорились?
— Да, договорились. — Ответил я.
— Ты с ним аккуратно, чтобы не того… не споил. — добавил Питер.
— Ладно, буду…
— Короче, если ты теперь устроен, то в следующую неделю ты работаешь в ночную смену. — Заявил Питер.
— Как скажешь, начальник. — Безразлично ответил я — мысли о грязной кровати все еще занимали большую часть моих мыслей…

В промежутке между поездками на и с работы, на своем рабочем месте я старался как-то обжиться, влиться в коллектив. Коллектив хоть и принимал меня не с самым теплым образом, но и не отторгал. В основном, все общение происходило во время перерывов. Все собирались за длинными столами и говорили все о том же: погода и хоккей. 

К тому моменту, когда Питер сообщил мне, что я перехожу работать в ночную смену, я уже успел достаточно детально изучить станок и вполне комфортно себя чувствовал в работе с ним. Поэтому, перспектива остаться без трейнера меня не пугала — меня пугала перспектива спать в клоповнике. Поэтому я решил не идти к Грегу, а попробовать отоспаться в утконосе. 

Так и случилось, что в следующий понедельник я приехал на работу перед началом вечерней смены с одеялом и припасами на несколько дней в машине.

Все ребята, с которыми я работал на протяжении последних недель, уходили радостные домой, а мне предстояло еще отстоять у станка ближайших 12 часов.

Я познакомился со своим главным оператором. На первый взгляд он мне показался адекватным человеком — молодой, энергичный. Его звали Фред.

— Ну что, в какую церковь ходишь?
— Чего? — удивился я.
— В церковь какую ходишь? — повторил Фред.
— Не хожу я ни в какую церковь! Что я там потерял? — пожал я плечами.
— Как нет? Ты где живешь? — удивился он.
— В Виннипеге я живу. — ответил я.
— Фигасе тебя занесло! — поразился Фред.
— Да, согласен. — ответил я.
— А в Виннипеге в какую церковь ходишь? — Спросил Фред.
— Чего ты заладил: церковь да церковь? Не хожу я по церквям! Я вообще из Израиля приехал! — Сказал я.
— Ну и ладно. Не ходишь, так не ходи — развел Фред руками.

После этого странного диалога, последовал краткий инструктаж по поводу того, как Фред обычно организовывает свою работу. Потом он сказал, что он изредка выходит покурить и что между тремя и пятью утра его лучше не беспокоить.

Затем он дал мне несколько заданий и заявил, что идет курить. Я взялся выполнять. 

Для общей информации, объясню, что работа эта предназначена для двух человек. В дневную смену так не делалось, вся работа выполнялась совместно. Я сам, в Израиле, никогда не поручал второму оператору выполнять какое-либо задание, удаляясь куда нибудь проветриваться. Элементарно, из-за того, что это не верно с точки зрения организации работы, да и в конце концов, просто по человечески — это неуважение к человеку, с которым ты работаешь.

В течении ночи так повторялось несколько раз — мне поручалось несколько задач, сам Фред удалялся на перекур. 

Наконец часы показали время уходить. Я вышел из дверей фабрики и сел в холодную машину. Завел ее и перелез на заднее сиденье спать… Не буду описывать в каком положении я не пытался спать — наверное такого положения не существует. Я даже пытался устроиться в багажнике — там таки довольно просторно. Но жестко!

За день мне удалось вздремнуть часа три. Я пообедал, поговорил с женой по телефону и пошел обратно — на работу. 

Второй мой рабочий день, вернее, рабочая ночь прошла по той же схеме. Фред бегал покурить каждый час-полтора, а мне поручались задания для выполнения. Это, наверное он и называл «изредка».

Вообще, все работники этой смены в корне отличались от тех, кто работал в дневную. Во время перерывов, когда все собирались за столом в столовой, можно было наблюдать это кардинальное отличие — никакого хоккея или погоды! Были разговоры о девках, машинах. И очень много грязи про работников дневной смены!

После второй ночи я поехал домой. В утконосе хорошо ездить, но для сна он совсем не приспособлен. Приехав домой я тут же отключился и проснулся лишь на звонок будильника, который сообщил мне, что вновь пора к станку.

Третья ночь прошла по той же схеме, что и две предыдущие. За исключением того, что Фред стал обращать внимание на мое недовольство его поведением. Видимо из-за этого он подошел ко мне под конец смены и поинтересовался:

— Мы с тобой увидимся на следующей неделе?
— Сомневаюсь —  ответил я. — Хотя понимал, что придется увидеться, но хотелось съязвить.
— Потому что я придурок? — Спросил Фред с глупой улыбкой на лице.
— Да. — без какой-либо эмоции на лице сказал я.
— Ну, ты понимаешь, я такой сложный человек, нам надо привыкнуть к работе друг с другом. — Начал разглагольствовать Фред.
— Да нет, — прервал его я. — Я думаю, что ты просто придурок — в этом все дело. 

Фред раскрыл на меня удивленные глаза.

— Ну ладно, пока. Я поехал — Сказал я, довольный тем, что поддел его и выплеснул то, что накипело за три ночи. 

Я взял свой рюкзак и направился к дверям. Открыв дверь, я обернулся и взглянул на Фреда. Он по прежнему стоял на том же месте, где разговаривал со мной.

Я сел в утконоса, завел его и сразу поехал. Мне хотелось поскорее попасть домой, в постель.

Дорога была, в этот раз, особенно долгой. После того, как я проехал треть пути, меня стало с неимоверной силой тянуть в сон. Музыка на полную катушку, открытое окно.. ничто не могло побороть тот сон, который валил меня. Я хлестал себя по щекам, лишь отгоняя сон на пару минут. Так продолжалось почти до самого въезда в Виннипег. 

Внезапно я почувствовал, как машину сильно затрясло. Я открыл глаза и понял, что я заснул, а машина едет по обочине! Еще мгновенье и я бы оказался в кювете, полном снега! Пытаясь сохранять хладнокровие, я вырулил обратно на дорогу. Сон сняло, как рукой…

И вот я уже дома. Вопрос, ехать ли вообще на эту работу, встал ребром после такого развития событий. 

Я провалился в сон, сидя на диване. Проснулся лишь после обеда. Проснулся, сел к компьютеру, открыл почтовый ящик и написал длинное письмо HR менеджеру. В конце письма я написал:

«Прошу расценивать это письмо, как официальное уведомление об увольнении».

10 комментариев к “Итоги рабочего месяца

  1. Эльшан. Большое спасибо за блог. С удовольствие читаю и получаю много информации. Я хотел спросить работает ли в Манитобе навигационная система (GPS или как в России называется Глонасс)?

    1. Спасибо за ответ Эли. Ваш рассказ очень интересен..у дар писателя)) читаю как будто главу из какого то романа.))

  2. Сочувствую и желаю поскорее найти такую работу, которая давала бы не только материальное, но и моральное удовлетворение!

  3. Большое спасибо за Очень интересный и правдивый блог. Уверена. что Вы прекрасно устроитесь. Вы этого заслуживаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Hagiev.CA